Bionis-clinic.ru

Клиника Бионик
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Храп во сне, причины и лечение. Как избавиться от храпа

Храп во сне, причины и лечение. Как избавиться от храпа?

Храп у мужчин, причины и лечение

Храп — это нередкое явление, с которым знакомы многие люди. Храп бывает и у мужчин и у женщин. Храп во сне появляется из-за чрезмерного расслабления мышц глотки, языка и мягкого неба, что способствует их вибрации во время дыхания. В большинстве случаев храп появляется у людей старшего возраста, когда мышцы неба и языка стареют и уже не могут как раньше поддерживать дыхательные пути в открытом состоянии.

Однако, храп во сне – не просто безобидное явление. Нередко такие люди становятся нетерпимыми для окружающих, для семьи. Еще в «Толковом словаре живого великого русского языка» В.И. Даль применительно к храпу привел такую старинную поговорку: «Не храпи, татарам продадим». Увы, во все времена привычка храпеть во сне сильно досаждает окружающим людям и они готовы любыми средствами избавиться от храпуна.

Кроме того, сильный и постоянный храп может привести к нарушению сна, остановкам дыхания во сне (синдром апноэ), появлению сонливости в течение дня. У пациентов, страдающих храпом, и сопутствующим ему синдромом остановки дыхания во сне, могут осложниться имеющиеся заболевания сердца, появиться или усилиться утренние головные боли, участиться приступы гипертонической болезни. Многие из мужчин, подверженные остановкам дыхания во сне, страдают импотенцией.
В любом случае при возникновении храпа необходимо провести диагностику причин храпа и выработать методы его лечения. Лечение храпа поможет уменьшить проявления сопутствующих заболеваний, либо избавиться от них.

Почему именно дети болеют аденоидитом?

Реглисам

Глоточная миндалина не видна при осмотре горла, она находится за верхним небом на выходе из носа. Рядом с ней расположены небные миндалины (они видны при осмотре горла), а также язычная и трубные миндалины, которые составляют единый комплекс, обеспечивающий защиту от проникающих через нос и рот вирусов и бактерий.

Дело в том, что даже у новорожденного ребенка на слизистой оболочке носа и на поверхности глоточной (аденоидной) миндалины начинают вырабатываться вещества, которые обеспечивают защиту от болезнетворных микроорганизмов. К 2-3 летнему возрасту ребенок начинает активно посещать детский коллектив (например, детский сад, различные секции) и именно в этом возрасте при частых ОРВИ, слабом иммунитете, у детей, склонных к аллергии, аденоидные миндалины под натиском вирусов и бактерий сильно увеличиваются и перестают в полной мере выполнять свою защитную функцию. Вплоть до того, что нередко сами становятся резервуаром и источником хронической инфекции. К 5-6 летнему возрасту детский организм уже познакомился со многими вирусами и бактериями, и функция глоточной миндалины становится не такой актуальной, поэтому она постепенно начинает уменьшаться, и к возрасту 14 — 15 лет, как правило, практически полностью исчезает. Именно этим объясняется высокая частота встречаемости аденоидов преимущественно в возрасте от 2 до 6 лет.

Для развития аденоидита существует много факторов:

  • частые острые респираторные инфекции
  • наследственная предрасположенность (то есть у кого-то из родителей в детстве тоже был аденоидит)
  • особенности протекания в организме воспалительных процессов (недостаток выработки противовоспалительных веществ)
  • склонность ребенка к аллергическим заболеваниям
  • неблагоприятные факторы окружающей среды (например, плохая экология, курение в семье) и др.

Следовательно, при частых ОРВИ аденоидная миндалина не успевает восстанавливать свои нормальные функции и размеры, поэтому постепенно сама становится источником инфекции и неблагоприятно влияет на функционирование расположенных рядом с ней органов, вызывая воспаление в околоносовых пазухах (синусит), снижение слуха (увеличенная миндалина перекрывает отверстия слуховых (евстахиевых) труб), и, как следствие, возникают частые воспаления в ухе (отит, экссудативный отит), кроме того появляется «гнусавый» голос (аденоиды заполняют свод носоглотки, в результате чего нарушается ее резонаторная функция, и происходит искажение звуков), ночной храп и апноэ.

Методика

В зависимости от тканей, которые необходимо удалить, производят увулопалатофарингопластику (воздействие на ткани мягкого неба, миндалин и язычка) или увулопалатопластику (выпаривание тканей мягкого неба и язычка).

Накануне пациенту необходимо сдать общеклинические анализы. За неделю до операции прекращается прием кроворазжижающих препаратов (ацетилсалициловая кислота, клопидогрел, варфарин и другие). В день операции ему следует отказаться от приема пищи. За 2 часа до операции разрешается выпить стакан горячего сладкого чая.

Читать еще:  Микробная аллергия на ногах

Лазерное вмешательство проводят под местной анестезией, включающей спрей-анестетик и инфильтрацию мягких тканей. Операция длится не более 20 минут.

При недостаточной выраженности эффекта возможно повторное проведение некоторых этапов операции.

Криолечение ринита, тонзилита и носовых кровотечений

Симптоматика ринита весьма разнообразна и зависит от его формы (аллергический ринит, хронический гипертрофический ринит, вазомоторный ринит, простой катаральный ринит):

  • заложенность носа
  • выделения из носа (слизистые, водянистые)
  • затруднение носового дыхания (особенно на фоне длительного и бесконтрольного использования назальных сосудосуживающих спреев, т.е. медикаментозный ринит)
  • чихание и зуд в носу

Криотерапия в подобных случаях является одним из самых эффективных методов лечения. В отличие от остальных не менее популярных методов лечения, таких как прижигание при помощи лазера, электрокаустики, хемокаустики (прижигание при помощи химических веществ), которые зачастую вызывают рубцевание слизистой, спаечные процессы в полости носа, сухость в носу, криодеструкция носовых раковин не имеет осложнений как в раннем, так и в отсроченном периоде после проведения процедуры.

Проблема частых носовых кровотечений достаточно широко распространена. Причин для носовых кровотечений может быть много. Они могут быть общие (нарушение свёртываемости крови) и местные (нарушения сосудистой системы полости носа). Местные причины носовых кровотечений чаще всего связанны с травмами, искривлениями носовой перегородки, дистрофическими процессами слизистой оболочки полости носа, аномалиями развития сосудистой системы полости носа. Преимуществом криолечения в этом случае является безболезненность, простота, эффективность и безопасность для слизистой оболочки полости носа в сравнении с альтернативными методами лечения (прижигания, лазер и т.д.), которые вызывают послеожоговое рубцевание тканей.

Не так страшен храп, как.

Те, кто вынужден проводить ночи рядом с храпящим человеком, знают, какое это мучение. У отдельных пациентов громкость храпа может достигать 90 дБ, что вполне сопоставимо со звуками отходящего от платформы поезда. Богатырские раскаты мешают нормально выспаться, в результате на утро соседи храпуна чувствуют себя разбитыми и усталыми.

Впрочем, бессонные ночи — это только цветочки. По данным исследователей, у людей, чьи супруги храпят, уже через 5 лет совместной жизни выявляется прогрессирующее снижение слуха.

Не легче приходится и самим дирижерам ночного оркестра. Храп может перерасти в грозную болезнь — синдром обструктивного апноэ (СОА). Это нарушение, при котором происходят временные задержки дыхания во сне. Рекорд одной такой остановки был зафиксирован во время храпа у мужчины из Швеции и составил 2 мин. 12 сек.

За ночь дыхание может останавливаться до 600 раз. При этом в легкие перестает поступать воздух, и все ткани и органы начинают страдать от дефицита кислорода. Реагируя на непорядок, мозг дает команду SOS и человек просыпается.

Из-за частых пробуждений организм не успевает отдохнуть. Поэтому страдающий синдромом апноэ ощущает хроническую усталость, мучается от сонливости и головных болей. Со временем у него ухудшаются внимание и память.

Американские ученые, изучив истории болезней нескольких тысяч храпящих, установили, что они чаще сталкиваются с сердечно-сосудистыми патологиями, глаукомой и сахарным диабетом. У многих пациентов из-за храпа отмечается утолщение внутренней оболочки сонной артерии. Такой показатель повышает риски развития ишемического инсульта.

Но самое страшное, что после очередной остановки дыхание может и вовсе не восстановиться. Именно с синдромом апноэ врачи связывают до 30% внезапных смертей во сне.

Особенности ухода за больным с трахеостомой

При уходе за больным с трахеостомой весьма важно учитывать специфику установленной трубки и индивидуальные особенности больного. Ухаживающий человек должен твердо знать порядок проведения как простых процедур – гигиена рта, обработка пролежней, так и специальных манипуляций – очистка частей искусственной дыхательной системы от слизи, энтеральное или парентеральное питание в случае необходимости.

Особо внимание следует уделять контролю состояния:

  • дыхательной трубки;
  • отверстия в горле и участком кожи вокруг;
  • ЛОР органов;
  • трахеи.

В помещении, в котором находится больной, должна проводиться влажная уборка. Для мытья полов нельзя использовать ароматизированные средства. Они могут спровоцировать формирование аллергической реакции. Проветривать комнату больного лучше утром и вечером. В комнате можно установить увлажнитель воздуха. Он облегчает дыхание, предотвращает скопление выделений, закупорку трубки вязким секретом.

Диагностика и лечение синдрома обструктивного апноэ сна в оториноларингологии

Храп и, в особенности, синдром обструктивного апноэ во сне (СОАС) являются серьезной проблемой современной медицины, требующей междисциплинарного подхода. СОАС отражается на состоянии сердечно-сосудистой, дыхательной и эндокринной систем и может привести к серьезным осложнениям. По литературным данным, смертность от СОАС составляет 6–8%. Высокая распространенность этой патологии и существенное негативное влияние, которое она оказывает на качество жизни, обусловливают необходимость поиска новых безопасных и эффективных методов ее лечения.
В статье освещаются современные аспекты диагностики, представлена тактика выбора оптимального хирургического лечения в комплексной терапии пациентов с СОАС. Большое внимание уделяется вопросу оперативного лечения синдрома ночного апноэ, вызванного обструкцией на уровне гортаноглотки. Зачастую спадение дыхательных путей именно на этом уровне недооценивается либо не диагностируется вовсе, что приводит к низкой эффективности методов лечения, направленных на устранение коллапса на назальном и орофарингеальном уровне.

Читать еще:  Держится температура больше 10 дней

Ключевые слова: оториноларингология, синдром обструктивного апноэ сна, храп, ронхопатия, полисомнография, слип-эндоскопия, хирургическое лечение СОАС, резекция язычной миндалины.

Для цитирования: Комаров М.В., Потапова П.Д. Диагностика и лечение синдрома обструктивного апноэ сна в оториноларингологии. РМЖ. Медицинское обозрение. 2019;3(2(II)):59-62.

M.V. Komarov, P.D. Potapova

Saint-Petersburg Research Institute of Ear, Throat, Nose and Speech

Snoring and, in particular, obstructive sleep apnea syndrome (OSAS) are a serious problem in modern medicine, requiring an interdisciplinary approach. OSAS affects the cardiovascular, respiratory and endocrine systems and can lead to serious complications. According to literature, the death rate from OSAS is 6–8%. The high prevalence of this pathology and the significant negative impact it has on the quality of life make it necessary to find new safe and effective methods of treatment.
The article highlights modern aspects of diagnostics, presents the tactics of choosing the optimal surgical treatment in the complex therapy of patients with OSAS. Much attention is paid to the issue of surgical treatment of night-time apnea syndrome caused by laryngeal obstruction. Frequently, airway failure at exactly this level is underestimated or not diagnosed at all, which leads to low efficiency of treatment methods aimed at eliminating nasal and oropharyngeal collapse.

Keywords: otorhinolaryngology, obstructive sleep apnea syndrome, snoring, rhonchopathy, polysomnography, sleep endoscopy, OSAS surgical treatment, lingual tonsil resection.
For citation: Komarov M.V., Potapova P.D. Diagnosis and treatment of obstructive sleep apnea in otorhinolaryngology. RMJ. Medical Review. 2019;2(II):59–62.

В статье освещаются современные аспекты диагностики, представлена тактика выбора оптимального хирургического лечения в комплексной терапии пациентов с синдромом обструктивного апноэ сна.

Диагностика и лечение синдрома обструктивного апноэ сна в оториноларингологии

Введение

Диагностика синдрома ночного апноэ

Осмотр ЛОР-органов, в т. ч. с использованием эндоскопической техники, позволяет выявить анатомические дефекты и патологические состояния на уровне носа и носоглотки (искривление носовой перегородки, хронический ринит, полипозное изменение слизистой оболочки, новообразования и пр.), ротоглотки (гипертрофия мягкого неба, гипертрофия и гипотония язычка мягкого неба, гипертрофия небных миндалин и пр.), гортаноглотки (гипертрофия язычной миндалины, западение корня языка, гипотония задней стенки глотки, новообразования гортаноглотки и пр.). Важное диагностическое значение для определения уровня и степени обструкции имеет проба Мюллера. Гибкий эндоскопический назофарингоскоп вводится в полость носа, по мере продвижения инструмента от носоглотки до гортаноглотки пациент совершает вдох с закрытым ртом и носовыми ходами. При этом визуально оценивается место коллапса мягких тканей глотки в вертикальном и горизонтальном положении до и после лечения [6]. Эндоскопическое исследование верхних дыхательных путей у пациентов с СОАС в состоянии медикаментозно индуцированного сна — Sleep Endoscopy, или DISE (Drug Induced Sleep Endoscopy), также является неотъемлемой составляющей комплексного обследования при данной патологии для дифференцированного подхода к выбору метода лечения [5].
Методы лучевой диагностики также позволяют установить анатомические предпосылки развития СОАС и патологические состояния, приводящие к СОАС. Для диагностики дыхательных расстройств во сне и предоперационной подготовки пациентов с СОАС необходима оценка панорамных и боковых цефалометрических рентгенограмм, компьютерной томографии (КТ) головы и шеи. Более того, знание расположения жизненно важных анатомических структур при хирургическом лечении СОАС значительно снижает риск ятрогенных осложнений.

Так, цефалометрия пациентов в вертикальном положении выявила, что пациенты с СОАС отличаются от здоровых молодых лиц по нескольким параметрам: язык и мягкое небо значительно увеличены и расположены сзади и книзу; существует корреляция между полным задним смещением нижней челюсти (относительно размера и положения) и количеством эпизодов апноэ в течение сна; верхняя челюсть изменена, а твердое небо удлинено; ротоглотка и дыхательные пути гортаноглотки уменьшены по площади, тогда как дыхательные пути носоглотки остаются нормальными; подъязычная кость смещена книзу. КТ с высоким разрешением также полезна для оценки просвета дыхательных путей относительно структуры мягких тканей глотки — на снимках четко отображается уменьшение просвета в переднезаднем направлении [7].
Важным этапом диагностики и оценки эффективности лечения пациентов с СОАС является полисомнографическое исследование [8]. Полисомнография — метод длительной регистрации различных параметров жизнедеятельности организма во время ночного сна: электроэнцефалограмма, электроокулограмма, подбородочная электромиограмма, движения ног, сатурация и пульс, дыхательный поток и храп, дыхательные усилия грудной клетки и брюшной стенки, электрокардиограмма, общее время сна, латентность наступления сна, длительность фаз сна, средняя длительность апноэ и гипопноэ, количество пробуждений и ряд других.
Учитывая значения вышеперечисленных параметров до и после лечения больных с СОАС, можно с большой долей вероятности оценить такое лечение и спрогнозировать исход терапии у пациентов.
В настоящее время в сомнологии повышается интерес специалистов к холтеровскому мониторированию. Доступность, неинвазивность и портативность позволяют использовать холтеровское мониторирование в качестве метода скрининга дыхательных расстройств во сне [9]. Обструктивное апноэ сна часто не диагностируется у пациентов с сердечной недостаточностью и ишемической болезнью сердца. Измерения торакального импеданса и вариабельности сердечного ритма при 24-часовом холтеровском мониторировании ЭКГ позволяют рассчитать оценочный показатель апноэ/гипопноэ.
Эхокардиография также является важной составляющей инструментального обследования пациентов с СОАС до и после лечения. Известно, что СОАС является независимым предиктором снижения систолической функции левого и правого желудочков. Ночная гипоксия может быть стимулом гипертрофии левого желудочка и ремоделирования правого желудочка у пациентов с СОАС. Доказана связь размеров правого желудочка с индексом массы тела у пациентов с СОАС. Указывается, что уровень сатурации кислорода в крови ниже среднего приводит к увеличению конечного диастолического объема правого желудочка. Улучшение морфологии правого желудочка происходит после 6 мес. использования пациентом CPAP-терапии (Constant Positive Airway Pressure — режим искусственной вентиляции легких постоянным положительным давлением). Кроме того, обнаружена значительная независимая связь между уровнем сатурации и массой левого желудочка, толщиной его стенки [10].
Ряд лабораторных показателей позволяет оценить влияние СОАС не только на сердечно-сосудистую систему, но и на другие органы и системы. Известно, что биохимический дефицит андрогенов связан с этим заболеванием, и у 40% мужчин с СОАС уровень сывороточного тестостерона соответствует таковому при гипогонадизме. Более того, чем выше степень тяжести СОАС, тем ниже концентрация сывороточного тестостерона [11]. Предполагаемые центральные механизмы, приводящие к снижению сывороточного тестостерона при СОАС, включают прерывание фаз секреции лютеинизирующего гормона пульсирующего характера из-за грубой фрагментации сна, повторяющейся гипоксии и сокращения времени сна. Опираясь на результаты исследований, можно предположить положительную обратную связь между тяжестью СОАС и снижением уровня тестостерона и использовать данный лабораторный показатель для диагностики и оценки эффективности лечения пациентов с СОАС.
Уровень тропонинов и натрийуретического гормона также может стать важной частью обследования пациентов с СОАС. Тропонин, представляющий собой белковый комплекс, обнаруженный в скелетных и сердечных мышцах, является в большой степени чувствительным и специфичным биомаркером повреждения миокарда. Натрийуретический пептид принадлежит к семейству пептидных гормонов, секретируемых миоцитами желудочков в ответ на повышенный стресс. В контексте проблемы СОАС исследования продемонстрировали положительную связь между степенью тяжести СОАС и уровнем тропонинов и натрийуретического пептида [12]. Высвобождение сердечных тропонинов и натрийуретического гормона связано с повторяющейся циклично гипоксией, изменениями артериального давления, приводящими к субклинической травме миокарда и растяжению желудочков.
СОАС характеризуется прерывистой гипоксией, в результате которой происходит увеличение эритропоэза, подтверждаемое повышением уровня эритропоэтина и ретикулоцитозом. Также хорошо известно, что при СОАС повышается уровень системных маркеров воспаления, включая C-реактивный белок, интерлейкины IL-6, IL-8, фактор некроза опухоли α и транскрипционный ядерный фактор NF-κB [13].

Читать еще:  Можно ли использовать отривин и пиносол одновременно?

Лечение синдрома обструктивного апноэ сна

Заключение

alt=»Лицензия Creative Commons» width=»» />
Контент доступен под лицензией Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector