Bionis-clinic.ru

Клиника Бионик
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Особенности дереализации при ВСД

За матовым стеклом девушка упирается в него ладонями

Дереализация – сложный симптомокомплекс, который развивается на фоне функционального или органического поражения ЦНС с появлением чувства «оторванности» от окружающего мира.

Патология проявляется нарушением восприятия:

  • Стойкое ощущение нереальности происходящего не покидает человека. Больные жалуются на прогрессирование проблемы под воздействием эмоциональных потрясений.
  • При типичных для ВСД панических атаках наблюдается кратковременное нарушение памяти.

После нормализации эмоционального фона человек вспоминает все, и период амнезии разрешается.

Дереализация относится к числу расстройств «малой психиатрии». Страдающий от ВСД в комплексе с патологией восприятия ориентируется во времени и пространстве.

  • адекватно общаться с доктором или другими людьми;
  • в хронологической последовательности описывать жизнь;
  • сохранять контроль над происходящим вокруг него.

Пациент с подобным диагнозом вменяем. Он осознает проблему, ищет помощи, желает избавиться от заболевания.

Этой особенностью дереализация отличается от шизофрении и других психических состояний, которые характеризуются отрицанием отклонения.

Дереализация и деперсонализация

Дереализация деперсонализация.

Синдром дереализации – ощущение нереальности, чуждости окружающего, иногда человек говорит, что видит мир вокруг себя как — будто на экране кинотеатра, как бы состоящим из силуэтов, застывшим.

Синдром деперсонализации — ощущение нереальности самого себя, измененное восприятие своего тела или нескольких частей тела, голоса, человек может высказывать идеи, что его тело или некоторые части тела (нарушение схемы тела) двигаются или работают как бы отдельно от его мыслей, которые достаточно тягостно и тяжело переживаются человеком.

При деперсонализации возможно наличие ощущений нереальности окружающего или чувства отдельного от Вашего мышления эмоций или собственного тела. Вы можете почувствовать, как стороннего наблюдателя (как будто со стороны), наблюдая собственные мысли, чувства, ощущения, свои органы или действия.

При дереализации Вы можете почувствовать наличие ощущения нереальности или чувства отдельно от вашего окружения, как если бы Вы были во сне.

Дереализация и деперсонализация негативно влияют на все сферы жизни человека, субъекту непросто (иногда невозможно) справляться с обычной работой, данные нарушения достаточно сильно отражаются на личностных отношениях общении с окружающими и т.п..

Синдромы дереализации и деперсонализации могут проявляться как вместе, так и по отдельности и являются нарушением, так называемого чувственного восприятия, т.е. нарушением, как когнитивных функций, так и аффективной сферы и сферы восприятия.

Как правило, синдромы дереализации и деперсонализации являются составляющей частью какого-либо психического заболевания, начиная от пограничных психических расстройств невротического спектра до тяжелых психотических состояний.

В большинстве случаев синдромы дереализации и деперсонализации обусловлены нарушением биохимических процессов головного мозга, непосредственно нарушением обмена нейромедиаторов, которые передают информацию от одной нервной клетки к другой.

Синдромы дереализации и деперсонализации, могут являться проявлением депрессий, тревожных генерализованных расстройств, шизофрении, органических поражений головного мозга и других заболеваний.
Для точного определения возникновения синдромов дереализации и деперсонализации необходим очный осмотр врача психиатра-психотерапевта, проведение патопсихологического обследования, иногда проведение аппаратных обследований головного мозга. На основании данных обследований устанавливается клинический диагноз и подбирается адекватная терапия. Как правило, проводится комплексное лечение: медикаментозная терапия и психотерапия.

Симптоматика

Симптоматика может быть связана со многими состояниями:

  • Детскими травмами, например, словесного или эмоционального насилия или свидетельством физического насилия в семье.
  • Воспитание в семье со значительными нарушениями психики у родителя.
  • Самоубийство или неожиданная смерть близкого друга или члена семьи.
  • Тяжелый стресс связанный, например, с межличностными отношениями, финансовыми проблемами или вызванный проблемами на работе.
  • Тяжелая травма, например, при автомобильной аварии или в спорте.

На какие симптомы апноэ жалуетесь, больной?

Большинство храпящих людей предъявляют множество жалоб, не относящихся, по их мнению, к продолжительности и – самое главное – к реальному качеству их сна. Однако связь между многими из этих жалоб с ночными апноэ для опытного врача очевидна. Сонливость, поверхностный неосвежающий сон с частыми пробуждениями, избыточная тревожность и пониженный уровень настроения, хронические головные боли, кошмарные сновидения, ухудшение памяти и внимания, снижение работоспособности и постоянная усталость – вот стандартный набор проблем, с которыми страдающий сонным апноэ пациент может обратиться к врачу. И все эти жалобы являются прямым или косвенным результатом храпа и нарушений дыхания во время сна.

Читать еще:  Дозировка галоперидол ратиофарм капли 30 мл

Таким образом, многие симптомы ночного апноэ имеют отношение к психоэмоциональной сфере, а наличие такого достаточно типичного набора жалоб у человека с громким регулярным храпом позволяют достаточно четко определить источник депрессии или тревожного расстройства, если этой проблемой занимается специалист. Однако при ухудшении самочувствия и качества жизни страдающие обструктивным апноэ обычно не связывают свои беды с остановками дыхания во сне, а обращают внимание только на следствие этой проблемы – имеющиеся тревогу или депрессию, обращаясь к кому угодно, но только не к специалисту, занимающемуся нарушениями дыхания во время сна. А это мешает правильной постановке диагноза и грамотному лечению.

Причины депрессивного расстройства после родов

К возможным причинам послеродовой депрессии относят:

  • изменения на гормональном уровне и другие физиологические перестройки организма;
  • наследственная предрасположенность;
  • отсутствие поддержки со стороны членов семьи;
  • недостаток финансов;
  • изменения в фигуре;
  • трудности при кормлении грудью;
  • заниженная самооценка;
  • возросшая степень ответственности;
  • нехватка свободного времени.

У некоторых молодых и первородящих девушек депрессивное состояние развивается из-за эгоизма, поскольку они не хотят делить внимание мужа с младенцем.

Причины проявления постковидного синдрома

Вероятность возникновения постковидного синдрома трудно спрогнозировать. Даже пациенты с легким течением COVID-19 могут давать тяжёлый постковид. Вероятность также не связана с возрастом, набором предшествующих и сопутствующих заболеваний, социальными и психологическими факторами. Возможно возникновение симптомов постковид спустя несколько недель, месяцев уже после, казалось бы, выздоровления. Возможно, это состояние чаще будет встречаться у пациентов с многообразными жалобами в период острого течения COVID-19.

Причиной развития заболевания являются вирусные и аутоиммунные механизмы повреждения различных органов и систем. При этом наличие симптомов после острого периода совсем не означает присутствие вируса в организме.

Отсюда многообразие признаков постковидного синдрома long-covid:

  • длительная общая слабость;
  • субфебрилитет;
  • боль в мышцах и суставах;
  • одышка;
  • боль в грудной клетке;
  • когнитивные жалобы: «мозговой туман», расстройства внимания, мышления, памяти;
  • расстройства сна и настроения;
  • появляются или усиливаются имеющиеся ранее головные боли, головокружения;
  • длительно сохраняются проблемы со вкусом или запахами.

Немало жалоб доставляет так называемый синдром постуральной тахикардии. Когда движения, любая смена положения тела, вызывают стойкую тахикардию, колебания давления, жалобы на головокружение, слабость или темноту перед глазами. Наличие жалоб и их стойкие проявления, требуют консультации врача, чтобы исключить серьезную органическую причину расстройств. Кроме того, специалист поможет определиться с тактикой ведения и лечения, даст свои рекомендации по постковидному синдрому.

Болезнь современности

«Хронический стресс, вызываемый ускоренными темпами нашей жизни, сделал тревожно-депрессивное расстройство болезнью современности», — заявила Светлана Богданчик.

По ее словам, в группе риска люди с низкой стрессоустойчивостью, нестабильной психикой, негативным мышлением, оценочным восприятием и имеющие детские психотравмы. Тревожно-депрессивное расстройство может проявиться в любом возрасте. И в молодости, когда еще не развиты механизмы психологической защиты, и в зрелом возрасте, когда когнитивные процессы замедляются.

Психолог рассказала, что делать при тревожно-депрессивном расстройстве

Есть повод для беспокойства и, соответственно, для посещения психотерапевта, при следующих симптомах:

— Раздражительность, иррациональный страх, необъяснимая тревога.

— Затрудненное засыпание, бессонница или, наоборот, сонливость.

— Проблемы с концентрацией и быстрая утомляемость.

— Чувство слабости и утраты энергии.

Светлана Малышева

Клинический психолог Светлана Малышева

ПУТИ ВЫХОДА ИЗ СИТУАЦИИ

Где человеку в депрессии искать источники положительных эмоций? Существуют ли конкретные методики, советы, рекомендации?

Я очень часто слышу даже от здоровых людей фразу — «Что-то я в депрессии!». К сожалению, в нашем обществе укоренилась идея о том, что мы не должны испытывать неприятных эмоций, не должны грустить, страдать, переживать, тревожиться и не должны бояться. Радуйся и думай позитивно! К сожалению, это очень невротизирует. Все время испытывать положительные эмоции — ненормально! Это другой диагноз! Человеку, прошедшему через онкологический диагноз, действительно страшно, и мы не можем обесценивать такие эмоции. Однако нетолерантность общества к сложным эмоциям создаёт атмосферу, в которой «ты должен быть бодрячком». Зачастую это происходит не потому, что близкие нетерпеливы к состоянию человека, — им также страшно, они не умеют с этим справляться и не оставляют человеку, прошедшему через диагноз, пространства для реагирования. Однако иногда люди торопятся определить у себя депрессию, поскольку существует некое требование к себе и обществу — думать позитивно, испытывать исключительно фоновую радость. Это исковерканное понимание реальности. Стоит тренировать толерантность к разным эмоциям в своей жизни, признавая — «Я могу бояться, тревожиться, грустить, я не должен все время быть радостным, потому что это странно». Тогда и в случае ненормативного снижения настроения у человека будет более чёткое понимание, что что-то не в порядке, что ему не хватает сил — ни физических, ни моральных, его ничто не радует, и ему необходимо обратиться за помощью, признав, что депрессия — это болезнь! Не слабость, не «непрокаченность», не отсутствие личностного роста, как любят говорить коучи. Депрессия — это про болезнь!

Читать еще:  Дрожь в теле серцебиение нехватка воздуха страх тревога сводит челюсть

Как следует вести себя родственникам и друзьям? Как помочь человеку, находящемуся в ремиссии, справиться с депрессией?

Диагноз приходит в семью, которая уже как-то жила до этого, и какие-то семейные отношения уже есть. Здорово, если они близкие — тогда родственнику пациента будет проще найти слова, и близкий человек скорее их услышит.

Часто родственники, конечно, не замечают, что происходящее с их близким — патология, и могут объяснять это усталостью, изменением характера из-за лечения, а также могут уставать сами. Поэтому очень важна реабилитация семьи, где есть онкопациент, даже если он закончил лечение и идет на восстановление. Необходима плановая реабилитация, потому что не только сам человек, но и вся семья прошла этот диагноз. При этом близкие люди могут быть просто не готовы говорить об этих вещах, но это не значит, что они не могут помочь. Мы можем слушать и давать пространство человеку для отреагирования, когда мы не пытаемся его тормозить словами «держись, борись, все пройдет, живи, посмотри на других!». На самом деле, даже если вы просто слушаете, вы уже помогаете, и это в сто раз лучше, чем сказанные от внутреннего страха слова «борись, соберись, иди вперед». По моему опыту — люди не любят, когда им говорят «держись!». Правильнее сказать: «Я есть, я здесь, я буду рядом. Могу просто сидеть и молчать». Иногда это очень ценят, когда человек может просто быть рядом. Это уже очень много! Когда он не обесценивает эмоции близкого, а просто разделяет их.

Как действовать, если сам человек не осознает проблему и считает, что всего-навсего пребывает в плохом настроении?

Для меня всегда очень значимо, когда близкие люди небезразличны, но мы не всегда можем догнать и помочь — человек должен хотеть этого сам. Человек может страдать, испытывать определенные трудные эмоции, но это не значит, что он готов с этим страданием что-то сделать. Иногда страхи родственников проявляются в неких ожиданиях, как должен себя вести их близкий: «Я за тебя так переживаю, вдруг с тобой что-то не в порядке, или я что-то не доделываю и чувствую себя плохой, и тогда мне кажется, что ты должен жить как-то по-другому, чтобы я была спокойна». Это означает, что человек небезразличен и заботится о своих близких, но это наши ожидания. Если родственник чувствует, что с его близким в ремиссии или на этапе прохождения лечения что-то не в порядке, обратиться за помощью к клиническому психологу стоит, прежде всего, самому родственнику, а не пациенту! Это может быть свидетельством того, что родственник не справляется , и это нормально, потому что позаботиться о себе он сейчас не может. «Как я могу позаботиться о себе, когда у меня близкий болеет?! Я что, эгоист?», — думает человек. Даже когда родственники просят поработать с их близким, мы всегда начинаем с родственника. И потом получается, что и диалог выстраивается между родственниками, и сразу процесс проходит для семьи, в целом, гораздо эффективнее.

Читать еще:  Можно ли сняться с учета

Помогающему тоже нужна помощь, потому что психологические защиты защищают самого болеющего: это его самолет потерял управление, а мы, родственники, наблюдаем за этим самолетом. Наша психологическая защита так не работает, и мы в большей степени подвержены вторичной травматизации. Для близких пациента это точно такая же психотравма, как и для человека с онкодиагнозом. Это семейная проблема, это ситуация из разряда кризисных и экстремальных (как попасть в наводнение ) с угрозой для жизни, с неопределенностью, на пределе человеческих возможностей.

ГДЕ ИСКАТЬ ПОМОЩЬ

Как найти специалиста, работающего с подобными пациентами? Как понять, что это твой специалист, и как сформулировать запрос?

Прежде всего, это должен быть дипломированный специалист. Не стоит бояться спрашивать, есть ли у него базовое психологическое образование, какую подготовку он прошёл, понимает ли, как устроен мозг, в каком подходе, с какими проблемами умеет работать. Это важно! Если вы чувствуете, что у вашего близкого или у вас есть подозрение на депрессивное расстройство, вам нужен специалист, который имеет базовое психологическое образование. Лучше всего, если это будет врач-психотерапевт, который имеет подготовку по работе с депрессивными эпизодами. Можно запросить квалификацию, документы. Приходя к специалисту, человек сам понимает, что ему не нравится, и он начинает говорить, как есть, — никакой дополнительной подготовки здесь не нужно. А уже сформировать конкретный запрос, с которым нужно работать, и выяснить критерии — это задача специалиста. Например, если это головные боли напряжения, значит, мы будем работать с тревогой, будем ее шкалировать, договоримся, что наша мишень — тревога. Как мы поймем, что это работает? Будет множество критериев, и человек заметит изменения и в ощущениях, и в реальной жизни. Неважно, в какой парадигме работает специалист. Самое главное — это психотерапевтический контакт, когда вы можете прямо на терапии сказать все, что вас беспокоит, даже если что-то из этого направлено в адрес самого специалиста. Говорите обо всем, даже если это слова «мне кажется, что терапия не работает» или «Вы на меня давите». Это очень важная информация для психотерапевта!

В каких случаях при депрессии необходимо подключать и медикаментозную терапию?

При легкой и средней степени депрессии мы можем справляться психотерапевтическими методами. При тяжелом течении депрессивного расстройства, при суицидальном риске, конечно, стоит подключать лекарственную терапию. Очень важно обращаться к грамотным специалистам! При депрессии активность человека снижена, он думает о бессмысленности жизни, занимается самобичеванием, самообвинением, а назначаемые при депрессивных расстройствах препараты создают физическое ощущение, что силы и энергия вернулись. Энергия появляется, а в эмоциональном плане человек по-прежнему крайне уязвим, и самый большой процент суицидов происходит именно в этот момент. Здесь нужна очень точная работа психиатра, психотерапевта. Когнтивно-поведенческая терапия показала лучшие в мировой практике результаты работы с депрессией — не хуже, чем медикаментозная. Однако я часто отправляю пациентов на консультацию с психотерапевтом или психиатром. И либо психотерапевт ведет пациента сам, либо он составляет свое заключение, назначает препараты, и мы с пациентом продолжаем работать психотерапевтическими методами. То есть подключаем и фармакологическую поддержку, и психотерапию, и получаем наилучший результат.

Подготовила Анна Михайлова

Большинство статей на Profilaktika Media — это экспертные материалы о доказательной медицине и онкологии. Каждый из них полезен и важен множеству людей и может пригодиться вам или вашим близким. Поддержите нас и работу Profilaktika Media — пожалуйста, оформите регулярное или разовое пожертвование.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector